Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:39 

Ashface
Сказка ддя Ледяной Лис.
Получилось - не совсем про зверей. Потом еще напишу, чтоб только про зверей. А сегодня вышло так)

В одном северном поселении жил человек.
Ничего в этом человеке выдающегося не было. У него была обычная внешность, которую некоторые считали приятной, а некоторые - отталкивающей. Он был богаче некоторых своих соседей, но вел самое обычное хозяйство и не хвастался какими-то удивительными сокровищами. Он бывал завистлив, бывал сердит, бывал несчастен, но в общем хорошо относился к людям и к жизни и считался человеком достаточно добродушным.
Одного только в нем не было - никогда и в ни в кого он не влюблялся. И, надо сказать, по этому поводу совершенно не переживал, даже говорил иногда - мороки меньше.
Жизнь, однако - штука непредсказуемая, и однажды одна женщина все-таки запала ему в сердце. Она была из чужих краев, и приехала в поселение совсем недавно; он случайно увидел её на большом празднике и с тех пор забыл, какого цвета небо, потому что ему все затмил цвет её глаз.
Итак, он влюбился; а так как он был в общем-то недурен собой, да и светлые чувства могут украсить любого, женщина ответила на его страсть.
Когда человек шел домой с праздника, весь окрыленный, за ним увязалась рысь. Рыси в их крае не были диковинкой, но ручной не было ни у кого. Откровенно говоря, погруженный в новые для него чувства, человек почти и не заметил её, рысь и рысь, увязалась и увязалась. Когда они подошли к дому, рысь спросила у него: самым что ни на есть человеческим голосом:
"Можно, я зайду?"
Почему-то человек совсем не удивился. В их землях, где северное сияние можно потрогать руками и зачерпнуть, говорящий зверь не был таким уж дивным дивом. Да и к тому же - холодно. В лютые холода бывало так, что дикие звери выходили погреться к человеческим жилищам.
Поэтому он сказал ей:
"Заходи".
Рысь зашла следом за ним, да и легла у огня.

С тех пор рысь больше молчала, но не уходила от него. Человек не знал, чем она питалась, и предполагал, что она промышляет чем-то ночью; так или иначе, зверь везде ходил за ним. Он работать - и она за ним, сидит поодаль, наблюдает. Он домой - и она следом, ложится у огня, щурит зеленые глаза. Он на встречу со своей возлюбленной - и тут уж рысь тут как тут, вертится рядом. Была у неё дурная привычка - иногда сжимать его когтями, а кто знаком с когтями рыси, никогда их не забудет. Человек ругался и отмахивался, но сам не знал, почему не гнал её. Что удивительно - никто её больше не видел. Его это слегка пугало.
"Ты никого не видишь?" - спросил он однажды её, когда они сидели рядом - рука в руке.
"Я вижу тебя", - ответила она и поцеловала его.
Вечером, дома, человек заметил, глядя на свою серую спутницу:
"Ты подросла".
"Мне уйти?" - спросила рысь, и это был второй раз, когда она с ним заговорила.
"Да нет. Оставайся".
И она осталась, и продолжала расти.

Наступала короткая и скудная северная весна, человек продолжал быть влюблен.
Рысь заметно подросла. Увлеченный своими чувствами, он не замечал, что теперь порядки в доме творит зверь; что больше не держится боязливо у огня, а ложится в его постель, когда туда ложится он - они с возлюбленной были честными людьми и не спали вместе до свадьбы, к которой все несомненно шло. По ночам рысь клала лапы ему на грудь и выпускала когти, отчего вся грудь у него была в шрамах, а она смотрела на него горящими зелеными глазами и улыбалась. В другое время она позволяла гладить свой пятнистый мех и греть в нем руки, и пляска пламени на её шерсти ласкала взор, и близость к такому зверю вызывала благоговение и легкий жар.
И если раньше он не хотел, чтобы она ушла, теперь он просто боялся попросить её об этом. Дикий зверь все-таки, пусть и держится рядом.
Жить с рысью было нелегко, особенно когда она впивалась в него когтями.
Но прогнать - у него не хватало духу.

Однажды возлюбленная, сияя в лучах щедрого закатного света, сказала ему:
"Я хочу, чтобы у нас с тобой были дети".
Это было самое прекрасное, что он слышал в своей жизни.
В ту ночь рысь снова легла ему на грудь, и запустила когти в его грудь так, что они достали до самого сердца и коснулись его. Это было невероятно больно. Рысь была тяжела и человек впервые заметил, насколько велика она стала за последнее время - и походила больше на тигра из сказок юга.
Придавленный и стонущий от боли, он подумал о том, что же будет дальше. Женится и заведет детей - а вдруг рано или поздно рысь станет опасна для них?
И тогда он сказал ей, превозмогая боль:
"Уходи".
"Уверен?" - спросила она, не переставая сжимать когти, и это был третий раз, когда она что-нибудь сказала.
"Да! Да! Я хочу, чтобы ты ушла! Ты только мешаешь мне!"
"Ты потеряешь все", - сказала она, слегка разжимая когти.
"Уходи!" - вне себя закричал он, - "с тобой моя жизнь стала невыносима! Уходи!".
"Хорошо", - сказала она. Она вытащила из него когти, оставляя кровоточащие раны, спрыгнула на пол - и он только слышал, как скрипнула дверь. Оставленные рысью следы ужасно болели, и он кое-как перевязал себя, чтобы хоть немного остановить кровь и унять боль. Он чувствовал опустошение - и странную легкость.

На следующий день человек понял, что возлюбленная перестала быть таковой.
Он пошел на свидание, но её вид вызывал у него скуку и чувство вины, и не было желания отвечать на объятия, а мысль о поцелуе вызывала ужас и сдавленное отвращение. Как если бы ему пришлось целоваться с совершенно посторонним человеком.
Она плакала, пытаясь понять, в чем дело.
"Ты разлюбил меня?"
"Да", - сказал он, - "выходит, что так".
Она снова плакала, а он ушел домой, смутно надеясь, что рысь погуляла и вернулась - но дом был пуст, и ни клочка серой шерсти не моталось по полу, только болели и болели раны на груди.
Ночью ему не спалось от боли и тоски. Выйдя из дома, он повернулся к горам и закричал:
"Рыысь!" - и кричал так еще дважды, но молчание и колкое мерцание звезд были ему ответом.

Поутру он оделся, собрал дорожный мешок, соорудил себе из крепкой палки дорожный посох, закрыл все двери, да оставил на входной двери письмо к соседям - что делать со скотиной и что кто может себе забрать.
На окраине селения он встретился с одним из жителей, и тот не узнал его, но поприветствовал и спросил:
"Куда путь держишь, друг? Ищешь что?"
"Да", - сказал он, опираясь на посох и чувствуя, как болят раны, - "любовь".
Тот не понял - только хмыкнул и посторонился, а человек и не стал ему рассказывать про любовь - такую красивую, узорчатую и теплую, такую тяжелую, с такими острыми когтями, которые доходят до самого сердца.
Он шел вперед и смотрел в небо, и оно до сих пор было для него чужого цвета.

URL
Комментарии
2013-06-07 в 09:03 

Ледяной Лис
...Сердце может превратить человека в дьявола или святого. © Колдун
Грустная немного сказка... Спасибо.

2013-06-07 в 09:11 

Ashface
Другая будет и лучше, и веселее)

URL
2013-06-07 в 09:12 

Ледяной Лис
...Сердце может превратить человека в дьявола или святого. © Колдун
Я люблю разные сказки. Но легенды люблю больше, хоть они и более жестоки.

   

Пепельные сказки

главная